No Image

Что творится с бензином

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
11 марта 2020

Рост акцизов в начале прошлого года, взлет мировых котировок на нефть и нефтепродукты при сохранении слабого курса рубля в мае прошлого года привели к росту отпускных цен НПЗ на бензин на 27%. В результате они стали выше розничных, и маржа АЗС стала отрицательной. Последующий рост розничных цен на 10% частично снизил дисбаланс. Правительству пришлось вмешаться, чтобы остановить галопирующие цены. Были снижены акцизы и достигнуты договоренности с нефтяниками о заморозке цен, а также введены обязательства по росту поставок моторных топлив на внутренний рынок. Может ли такой сценарий повториться в этом году?

Что происходит

Текущая ситуация на топливном рынке сильно отличается от прошлогодней. Во-первых, розничные цены находятся на более высоком уровне. Даже после роста оптовых цен на 25% за последний месяц они ниже розничных на 5-6 рублей за литр, что позволяет торговцам не только покрывать свои затраты, но и получать некоторую прибыль.

Во-вторых, сегодня действуют соглашения с нефтяными компаниями, направленные на насыщение внутреннего топливного рынка и ограничение роста цен. Соглашениями предусмотрено, что розничные цены не могут расти быстрее инфляции, а для мелкооптовых цен установлены максимальные уровни по регионам.

Как видим, в краткосрочном плане меры правительства работают: дефицита бензина нет, рост розничных цен не превышает инфляцию, а независимая торговля нефтепродуктами не разоряется. Но что произойдет после завершения соглашений в конце июня?

Чего ждать

На наш взгляд, принятые меры позволят правительству удержать розничные цены в пределах инфляции до конца года. Стабильность цен на АЗС — социально значимая тема и один из приоритетных вопросов для государства. Однако сейчас эта стабильность достигается за счет убыточности поставок на внутренний рынок для НПЗ. Чего же ожидать в среднесрочной перспективе?

Текущее производство автобензина полностью обеспечивают перерабатывающие мощности, решение о строительстве которых было принято в ситуации премиальности внутреннего рынка и высокой маржи переработки (до 2015 года). Сегодня же компаниям невыгодно производить и поставлять бензин на внутренний рынок. В таких условиях компании не заинтересованы не только в строительстве новых мощностей, но и вообще в производстве убыточных моторных топлив. Другими словами, действующая система регулирования решает краткосрочные задачи по балансированию рынка, но не способствует долгосрочному развитию отрасли. Это угрожает стабильному обеспечению внутреннего рынка в будущем.

Параметры регулирования следует скорректировать таким образом, чтобы обеспечивался баланс интересов нефтяников, потребителей и бюджета. Демпфер должен быть заменен плавающим акцизом, который бы учитывал котировки внутреннего рынка и напрямую включался бы в цену. При высоких ценах на нефть акцизы должны снижаться, при низких — увеличиваться. При этом должен быть решен вопрос с наполнением дорожных фондов: сегодня он в основном пополняется за счет акцизов на топливо. Величина дополнительных конъюнктурных доходов бюджета вполне позволяет компенсировать потери от снижения акцизов, но бюджетное правило запрещает это.

В соответствии с бюджетным правилом все дополнительные доходы бюджета от превышения котировок российской нефти Urals уровня в $40 за баррель (с учетом индексации) должны направляться в резервный фонд, а его использование допускается лишь для некоторых направлений. Парадокс ситуации состоит в том, что бюджетное правило предназначено для снижения влияния колебаний внешнеэкономической конъюнктуры на российскую экономику, но в данном случае оно работает в обратную сторону. Таким образом, должны быть внесены изменения в законодательство, которые позволили бы реализовать гибкий акциз без потерь для дорожных фондов.

Навигация
» Первая полоса
» Великая Победа
» Геополитика
» Политика
» Экономика и финансы
» Аналитика
» Точка зрения
» Интервью
» Общество
» Государство и управление
» Наука и образование
» Технологии и разработки
» Социология
» Новости регионов
» Зарубежные СМИ
» Нац безопасность
» Информационные войны
» Армия и конфликты
» Оружие и боевая техника
» Солдаты Империи
» Награды и отлич. знаки

Важные темы

Реклама

Добавить новость в:

» Путин требует справедливости: что происходит с ценами на бензин

| 14 октябрь 2018 | Новости регионов |

Правительство вновь вынуждено прибегнуть с «ручному» управлению рынком нефтепродуктов, поскольку ситуация вернулась к взрывному маю, когда стоимость топлива взлетела к 50 рублям за литр

Иван Шилов © ИА REGNUM

Слабеющий рубль и дорожающая нефть по-прежнему являются основными причинами, по которым нефтяники предпочитают экспорт насыщению внутреннего топливного рынка. Напряжённости ситуации придали плановые ремонты НПЗ и сокращение объемов производства нефтепродуктов. В итоге цена тонны топлива на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже вернулась к взрывным майским показателям.

Читайте также:  Промывка топливного бака своими руками

В условиях образовавшегося дефицита и растущих оптовых цен некоторые независимые компании, чтобы не разориться, были вынуждены нарушить июньское обещание о заморозке цен на АЗС. Особенно наглядно это было видно в Санкт-Петербурге, где цена солярки на этой неделе превысила 50 рублей за литр. И это — несмотря на недавние заявления регуляторов об отсутствии оснований для роста цен и даже заявление о намерении оштрафовать главу Российского топливного союза Евгения Аркушу, ранее предупреждавшего о предстоящем росте цен на бензин.

Напомним, о том, что бензиновый ажиотаж обострится уже осенью, говорил ранее и президент Независимого топливного союза Павел Баженов:

«Считаю, что осенью, несмотря на усилия властей, стоимость АИ-95 пробьет 50 рублей за литр. Необходимо действовать и принимать меры по системной реформе топливного рынка, так как другого выхода нет. Чем дольше регуляторы будут оттягивать принципиальное решение по либерализации цен и снижению акцизов на бензин и дизельное топливо для выравнивания условий как для экспортной альтернативы, так и для внутреннего рынка, тем тяжелее будет «откат» в виде взрывного неконтролируемого роста цен».

Однако же, как и в 2017 году, когда цена бензина начала свой рост, мнение экспертов государевы люди предпочли не заметить.

Отрасль с «золотыми яйцами»

В ситуацию вновь был вынужден вмешаться президент Владимир Путин. В ходе недавней встречи с работниками сельхозпредприятия «Рассвет» в Ставропольском крае он пообещал продолжить сдерживать цены на моторное топливо в стране и призвал нефтяные компании не использовать благоприятную мировую конъюнктуру «по полной программе» во вред внутреннему рынку.

По мнению главы государства, ситуация, когда работающие в России нефтяные компании пытаются «заработать все что можно», ссылаясь на необходимость «по полной программе» использовать мировую конъюнктуру, «не совсем справедливая».

«Мы, конечно, поддерживали и будем поддерживать отрасль, которая нам несет золотые яйца, я имею в виду нефтяников, но все-таки они не должны злоупотреблять тем положением, которое они имеют», — сказал Путин.

Цистерны с нефтью

Тем временем, по свидетельствам местных жителей, в ряде регионов РФ уже наблюдаются очереди за бензином на АЗС, принадлежащих вертикально интегрированным нефтяным компаниям (ВНИКам). Что вполне понятно: сейчас только ВНИКИ могут позволить себе держать более низкие цены, чем независимые.

Напомним, цены на бензин в России взлетели летом 2018 года из-за рухнувшего рубля и значительно возросших мировых цен на нефть. При средней цене почти $70 за восемь месяцев 2018 года нефтяники заработали примерно $80 млрд. Выпадающие доходы от сдерживания цен на АЗС, действующего в обмен на снижение топливных акцизов, ВНИКи компенсируют за счет оптовых цен и экспорта, но у независимых компаний (а это 60 процентов рынка) выбора не осталось: либо разоряться, либо поднимать цену на АЗС.

По оценке вице-президента Российского топливного союза Юрия Матвейко, розничные цены на топливо уже подняли некоторые частные АЗС в Санкт-Петербурге, Алтайском крае, Новосибирске и в Москве. Не исключено, что в ближайшее время этот рост продолжится.

По оценке Независимого топливного союза, убытки владельцев независимых АЗС и АЗС крупных нефтяных компаний составили по меньшей мере 12 млрд руб. — и только за май. В начале октября президент Российского топливного союза (РТС) Евгений Аркуша в письме, направленном в адрес вице-премьера Дмитрия Козака, указал, что крупные нефтекомпании не выполняют поручение об увеличении продаж на внутреннем рынке на 3%, биржевые цены на нефтепродукты опять начали расти. Также глава РТС отметил, что, если не отменить заморозку цен на топливо, частные АЗС будут вынуждены торговать в убыток.

Но правительство вновь не проявило особой расторопности. Всё, что мы увидели, это поручение премьер-министра Дмитрия Медведева о том, чтобы Минэнерго и Федеральная антимонопольная служба совместно с крупнейшими нефтяными компаниями разработали план поставок нефтепродуктов на внутренний рынок страны на период с 2018 по 2019 год. А где штрафы? Наказания за неисполнения обязательств?

Что будет дальше

Если Россия «не включит» механизм по сокращению экспорта нефти, то внутренний рынок нефтепродуктов и в дальнейшем будет зависеть от колебаний курса национальной валюты и мировой нефти. Слабо верится в так называемый налоговый маневр в нефтяной отрасли.

Напомним, с 1 января 2019 года акцизы на бензин и дизельное топливо в РФ поднимутся на 3,7 тысячи и 2,7 тысячи рублей за тонну соответственно, и министр экономического развития РФ Максим Орешкин недавно признал, что это неизбежно подстегнет рост цен на топливо.

Читайте также:  Неисправности двс и их устранение

Влиять на ценовую политику АЗС будет и рост НДС — со следующего года налог вырастет на 2%, что также не может не сказаться на розничных ценах. Но Дмитрий Козак почему-то уверен, что решить вопрос позволит «справедливое распределение недополученных доходов между нефтяными компаниями и государственным бюджетом».

«С учетом сверхдоходов бюджета от роста цен на нефть нам удастся удержать розничные цены на внутреннем рынке в пределах инфляции», — подчеркнул чиновник в интервью телеканалу «Россия 24».

Также правительство, несмотря на возражения Минфина, намерено поддержать нефтяников рублём, причём уже в этом году. Речь идёт о так называемой демпфирующей надбавке, которая позволит нефтяным компаниям получить из бюджета около половины дополнительной выручки, которую они могли бы заработать, экспортируя бензин, а не поставляя его на внутренний топливный рынок по более низким ценам.

«Не совсем понятно, как этот демпфер будет работать, пока то, что говорит премьер, и то, что делают наши нефтяные компании, — это две разнонаправленные вещи», — отметил Юрий Матвейко в интервью «Газете.Ру».

Эксперты, которых цитирует «Фонтанка.ру», говорят, что объективные факторы для дальнейшего повышения цен на бензин назрели давно: помимо роста акцизов, в ближайшее время произойдет переход на зимнее дизельное топливо, которое оптом дороже на 15%. Таким образом, цена может подняться еще минимум на 4 рубля уже к февралю 2019 года.

В целом, по данным Росстата, с декабря 2017 года стоимость бензина в стране выросла на 9%, дизельного топлива — на 10,3%. А с 1 по 7 октября увеличение цен на бензин автомобильный отмечалось в 33 центрах субъектов Российской Федерации. Более всего цены на него выросли в Иркутске — на 2,2%, Кызыле — на 1,3%, Чите — на 0,9%.

Средние потребительские цены на бензин автомобильный и дизельное топливо по центрам субъектов Российской Федерации 1) на 8 октября 2018 года

Бензин быстро дорожает. Сейчас литр 95-го стоит 43 рубля 38 копеек, это средняя цена по стране. А в середине марта он стоил в среднем 41 рубль 20 копеек. Уже заговорили, что к осени бензин будет стоить чуть ли не 50 рублей. Вряд ли…

Вот как дорожал бензин с 2010 года, практически по линейке. Чуть быстрее, чуть медленнее. Иногда даже дешевел. Но в целом тенденция была очень устойчивой. На этом рынке принципиально ничего не изменилось. Говорят, цены на нефть на мировом рынке растут, поэтому и бензин дорожает.

Но бывали времена, когда нефть стоила 30 долларов за баррель, бывали — когда 130, а тенденция оставалась вот такой. Цена 95-го — плюс два-три рубля за год.

«Ой, какой-то кошмар, 42 рубля 70 копеек дизель», — ужасается водитель. А бензин еще сильнее кусается. 92-й больше 40 рублей. В глазах каждого водителя немой вопрос: а что дальше?

«На пять рублей почти! Ну, на четыре, ладно. За неделю!» — переживает таксист.

Конечно, не за неделю, — топливо стало дорожать с начала мая, но от этого не легче. Даже не таксистам.

Каждый раз, приезжая на заправку, не перестаешь удивляться — куда стремятся цены? 95-й уже 44,85 — почти 45 рублей. Как говорят экономисты, психологическая отметка. И ведь вроде все как обычно — и пистолет такой же, и даже пахнет так же, — почему же он так дорожает? Но вот если бы у жадности был запах, мы бы, конечно, почувствовали разницу.

Впрочем, это тот уникальный случай, когда жадность не порок. Рынок диктует свое. Жадничать вынуждены все — государство, когда повышает акцизы на топливо, потому что нужно наполнять бюджет и, конечно, производители и продавцы бензина и солярки, ведь бизнес в убыток не бизнес. Потребителей, это, конечно, не утешает, и потому все шишки летят в сторону владельцев заправок.

«Есть негатив определенный, который действительно определяется скоростью изменения ценников на АЗС. Но мы только действуем в тех условиях, которые существуют в государстве», — отмечает исполнительный директор Российского топливного союза Григорий Сергиенко.

Главное условие — ценообразование. В стоимости литра бензина нефть занимает лишь от 6% до 8%. Потом переработка, транспортировка и расходы розничной сети — порядка 25%. На прибыль остается куда меньше 10, потому что примерно 60% — это налоги и акцизы. Вместе с ними меняются и цифры на заправках.

Но это лишь один из факторов нынешнего подорожания. И ответ на вечный вопрос «Кто виноват?» все-таки существует.

Читайте также:  Судзуки игнис технические характеристики

«Очень простой ответ — международная интеграция. За последние 20-25 лет весь мир, это не только наша специфика, стал гораздо более сильно связан друг с другом, то есть с одной стороны, мы получили доступ к огромному набору товаров со всего мира, но с другой стороны, стоимость многих услуг потихоньку подтягивается к стоимости, характерной для всего мира, а во всем мире за редким исключением стран типа Венесуэлы, Саудовской Аравии, топливо стоит достаточно дорого», — поясняет доцент кафедры финансовых рынков РАНХиГС Сергей Хестанов.

И продолжает дорожать. В Европе вслед за ростом мировых цен на нефть — там зависимость куда сильнее, чем у нас — подорожали бензин и солярка. И вот она, международная интеграция в полный рост — у российских производителей возникло логичное желание побольше продать там.

«Каждый, кто хочет заработать, он все будет делать для того, чтобы действительно заработать, Если там за один и тот же товар дают дороже, имеется в виду за рубежом или продать тонну нефти или корзину нефтепродуктов, которые можно туда, пользуются спросом там, естественно, этот товар идет туда, где за него больше платят», — рассказывает исполнительный директор Российского топливного союза Григорий Сергиенко.

А здесь, на внутреннем рынке, возникает угроза дефицита топлива, которая накладывается на сезонный спрос — посевные работы и в поле, и на дачных огородах. Плюс летняя профилактика на нефтеперерабатывающих заводах. В итоге цены ползут вверх.

Впрочем, тут за желающими заработать за счет дополнительного экспорта зорко следит Федеральная антимонопольная служба.

«С 1 июня ожидается повышение пошлины и на нефть, и на нефтепродукты, соответственно, снижается привлекательность экспорта и создается стимул для того, чтобы топливо поставлялось на внутренний рынок», — говорит заместитель руководителя ФАС России Анатолий Голомолзин.

Карающая рука ФАС без сомнения дотянется и до тех, кто попытается создать искусственный дефицит, но здесь не стремятся всех наказать — наоборот, ищут баланс интересов.

«Мы говорим о необходимости дальнейшего совершенствования налоговой системы, сейчас речь идет о целесообразности некоторого снижения акцизов на нефтепродукты и введения механизма гибкого установления акцизов. И вот такой механизм — мы сейчас такие консультации ведем с Минфином — мы надеемся, что он поможет сделать ситуацию на рынке более устойчивой», — поясняет заместитель руководителя ФАС России Анатолий Голомолзин.

Но ведь бензин уже подорожал, а всем известно, что за ним обычно тянется и все остальное — ведь, скажем, продукты в магазины нужно привезти, потратив на топливо больше. Впрочем, экономисты говорят: в этот раз все сложнее. И как ни удивительно, на пользу потребителям, которые традиционно оказываются крайними.

«Мы находимся в достаточно уникальной для российской экономики ситуации, когда мы имеем низкие процентные ставки, наверное, рекордно низкие за всю постсоветскую историю, и имеем рекордно низкую инфляцию. Это связано в том числе с тем, что у нас вступили в действие ограничения по платежеспособному спросу, то есть попытка предприятий поднять цену приводит к тому, что у них падают продажи. Это вынуждает применять экономию на всех этапах, и поэтому ждать сильного роста инфляции за счет стоимости топлива не приходится», — говорит доцент кафедры финансовых рынков РАНХиГС Сергей Хестанов.

Но это если не произойдет чего-то из ряда вон выходящего, вроде резкого роста тех же нефтяных котировок. А поскольку политика всегда рядом с нефтью — рынок, по словам экспертов — тревожно реагирует на любые заявления. Взять хотя бы решение Соединенных Штатов разорвать ядерную сделку с Ираном.

«Сейчас достаточно сильно накалена обстановка в отношении Ирана. А Иран, это понятно, что один из ключевых поставщиков нефти на мировой рынок. Понятно, что если там пойдут санкции, усиление какой-то неблагоприятной ситуации, то возможно сокращение поставок. Уже в ближайшее время его, в общем-то, ожидают. Естественно, это все подогревает спекулянтов, инвесторов к тому, чтобы разгонять цены вверх. И цены, в том числе на этом геополитическом факторе, сейчас подогреваются, идут вверх», — поясняет директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин.

Ключевое слово — спекулянты. Торгующие в буквальном смысле воздухом — или нефтяными фьючерсами. То есть контрактами на нефть, которую еще не добыли. Ее вообще столько не добывают. Но система существует так давно, что с ней уже смирились. Клиентам заправок, кажется, тоже ничего другого не остается.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector